«Нейтрализует и британский штамм»: заместитель гендиректора центра «Вектор» — о вакцине «ЭпиВакКорона»

Вакцина против COVID-19 «ЭпиВакКорона» создана на пептидной технологической платформе, она не даёт вирусу размножаться и заражать здоровые клетки. Об этом в интервью RT рассказала и. о. заместителя гендиректора по научно-методической работе и международному сотрудничеству центра «Вектор» Татьяна Непомнящих. Она отметила, что препарат, согласно проведённым исследованиям, безопасен для пожилых людей. Кроме того, по словам Непомнящих, сыворотки привитых вакциной нейтрализуют и британский штамм SARS-CoV-2.

РИА Новости / © Михаил Голенков

— «ЭпиВакКорона» — вакцина в триаде российских вакцин, которые сейчас зарегистрированы у нас в стране. Про неё, наверное, населению известно меньше всего. Расскажите, пожалуйста, в чём её уникальность. Чем она отличается от вакцин центра им. Гамалеи, Чумакова? И каков принцип её действия?

— Наша вакцина «ЭпиВакКорона» создана на пептидной технологической платформе — в отличие от вакцины Гамалеи, которая создана на основе векторного вируса, и от вакцины института Чумакова, которая создана по классическому пути и содержит в своей основе инактивированный коронавирус. Что значит пептидная вакцина? Её основным действующим компонентом являются три пептида, три небольших участка поверхностного S-белка коронавируса, которые были выбраны нами с помощью компьютерного моделирования. Эти пептиды были сознательно нами взяты не в самых иммунодоминантных участках белка, а в консервативных участках. Почему были выбраны такие участки, становится понятным, когда разбираешься, как вакцина работает.

Вакцина формирует три линии защиты. На первой линии защиты она формирует такой пул тел, которые препятствуют связыванию вирусного S-белка с клеточным рецептором. Как человеку, чтобы зайти в комнату, надо подойти к двери, взяться за ручку, так и вирусу, чтобы зайти внутрь клетки, нужно присоединиться своим поверхностным белком к клеточному рецептору.

Если всё-таки первая линия защиты будет преодолена, то в бой вступает вторая линия защиты. Два вторых пула антител (второй и третий) — на следующие два пептида, на так называемое пептид-слияние. Чтобы вирус зашёл внутрь клетки, он должен слить свою мембрану с мембраной клетки. И тогда содержимое вируса попадает внутрь. Собственно, наши антитела и препятствуют этому слиянию. А если и эта линия защиты преодолена, то дальше в действие вступает как клеточный, так и гуморальный иммунный ответ, и инфицированная клетка уничтожается. Это не даёт вирусу размножаться и заражать соседние здоровые клетки.

— В мире не зарегистрировано ни одной пептидной вакцины. Не только против коронавируса, вообще против любой болезни. Почему вы решили сделать, по сути, первую в мире пептидную вакцину?

— Ну это не первая в мире пептидная вакцина. Несколько лет назад нами была разработана, прошла доклинические и клинические исследования и успешно была зарегистрирована вакцина, тоже основанная на пептидной платформе, — вакцина «ЭпиВакЭбола» против болезни, вызываемой вирусом Эбола. То есть у нашего коллектива разработчиков был такой опыт. И да, мы начали с нескольких технологических платформ разработки вакцины. Но данная вакцина показала наилучшие результаты, когда мы уже перешли к экспериментам на животных. Поэтому мы и дальше стали работать с ней.

Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» / РИА Новости / © Александр Кряжев

— Сейчас любая вакцина, которая появляется на рынке, сразу приковывает международное внимание. Даже по опыту со «Спутником» — к российским вакцинам относятся с пренебрежением, пока они не докажут свою эффективность. «Спутник» как только не называли. Потом вышла публикация в международном журнале The Lancet — и все поверили, что она действительно входит в топ-3 самых эффективных вакцин мира. То же самое сейчас происходит и с «ЭпиВакКороной». Когда будут такие публикации в уважаемых научных журналах?

— Вышла статья по нашим клиническим исследованиям первой-второй стадии, первой-второй фазы.

— А где она вышла?

— Она вышла в журнале, входящем в базу данных Scopus, «Инфекция и иммунитет».

— А международные какие-то публикации планируются у вас?

— То, что журнал входит в базу данных Scopus, означает, что он будет доступен и англоговорящим жителям. То есть журналы, входящие в международные базы данных, становятся доступны сразу широкой публике везде. Эта статья, эта информация доступна для всех. Также она доступна и для отечественных учёных.

— Вы сейчас сказали про клинические фазы. Расскажите подробнее, на какой стадии сейчас находятся клинические испытания третьей фазы. Когда вы их планируете завершить? Может быть, какими-то промежуточными результатами можете поделиться?

— Мы ещё не закончили исследования второй фазы. Если говорить формально, там для добровольцев осталось обработать последние несколько визитов. Также параллельно идёт просто дистанционное исследование, третья фаза. Они тоже отделились на две группы. Уникальность в том, что было два независимых клинических исследования. Одно из них мы успешно закончили и 3 марта получили разрешение для применения вакцины на людях старше 60 лет.

То есть это были пострегистрационные исследования для людей старше 60 лет. Идея этого исследования была как раз показать, что вакцина безопасна и может применяться на пожилых людях, на одной из наиболее уязвимых категорий для коронавируса. Это, безусловно, важный момент.

Вторые идущие сейчас пострегистрационные клинические исследования на трёх тысячах добровольцев проходят на восьми различных клинических базах. Они рассчитаны на то, чтобы показать эпидемиологическую эффективность вакцины. Для этого добровольцы делятся на две группы. Одну из них вакцинируют, а другая получает плацебо. Проходит определённое количество времени, собираются данные по ним, и сравнивается, сколько человек заболело из одной группы и из другой. На этой разнице и определяется эпидемиологическая эффективность вакцины. Сейчас мы только начали подводить предварительные итоги.

— Вы сказали про безопасность и про эффективность. Всё, что я читал в открытых источниках, — по безопасности вопросов никаких нет. Но я читал достаточно много комментариев, в том числе микробиологов, специалистов и экспертов в этой области. Начнём с небольшой группы тех, кто участвовал в клинических испытаниях. Сейчас они задают много вопросов. Почему нельзя узнать, сколько антител выработано в результате прививки, пойдя в «Гемотест», например, или в «Инвитро»? Нужно использовать вашу собственную систему, тест-систему «Вектора». Одна из претензий — это то, что тест-система непрозрачна, и непонятно, что именно она показывает.

— Во-первых, использование собственной тест-системы не является уникальной особенностью «Вектора». Другие компании тоже (так поступают. — RT), некоторые даже сделали из этого инфоповод. Зарубежные компании для своих клинических исследований, а в дальнейшем для определения поствакцинального иммунитета рекомендуют определённые вакцины. (Вот. — RT) почему это происходит — тем более пептидная вакцина, которая вырабатывает антитела не широкого спектра, поликлонально, а буквально три небольших пула антител на три конкретных пептида.

Тест-системы в основном сейчас на рынке задумывались своими разработчиками для того, чтобы сказать, болел человек или нет. Они не предназначены для определения поствакцинального иммунитета. Вопрос в том, что находится в качестве антигена и в какой системе этот антиген работает. Тот же S-белок может иметь разную конформацию, он может быть по-разному свёрнут. Наш пул антител может не воспринимать белок, созданный вне родной системы. Поэтому мы увеличили чувствительность своей собственной экосистемы именно к ключевым антителам.

АГН «Москва»

— А это гарантирует защиту, именно эти антитела? Это же не цельновирионная вакцина, как, например, у центра Чумакова. Насколько это гарантирует защиту?

— То, что вакцина защищает от инфицирования, было показано сначала на животных. Было чётко видно. Например, вот обезьянка одна заболела коронавирусом, получала плацебо, другая получала вакцину «ЭпиВакКорона». На рентгеновских снимках у обезьяны, которая получила плацебо, мы видим пневмонию по типу «матового стекла». У обезьян, которые были привиты, лёгкие чистые. Это видно на животных, эти результаты — они действительно видны.

Что касается людей (именно об эпидемиологической эффективности) — сейчас мы не можем назвать никакие цифры. И то, что защитные титры неизвестны, написано и в инструкции к вакцине. Для того чтобы ответить на эти вопросы, нам нужно завершить пострегистрационные клинические исследования. Они проводятся именно для этого. Поэтому мы сделали собственную тест-систему, для того чтобы она находила именно нужный нам пул антител. Эти антитела рассчитаны на то, чтобы блокировать жизненно важные участки коронавируса. Кроме того, нами ставились эксперименты по вируснейтрализации. Не только против референсного штамма, но и, например, против британского штамма. Было показано, что сыворотки у людей, привитых нашей вакциной, обладают вируснейтрализующей активностью. Что делалось? Брался планшет с клетками. Если в клетки мы добавляем вирус, то вирус клетки убивает. Если при этом мы туда добавляем сыворотку людей, привитых вакциной, то сыворотка взаимодействует с вирусом и он не попадает в клетки, не разрушает их. Клетки живые. То есть сыворотки людей, привитых нашей вакциной, обладают вируснейтрализацией.

— Расскажите подробнее о том, какие именно научные публикации сейчас готовятся. 

— В ближайшее время выйдет статья по доклиническим исследованиям «ЭпиВакКороны». И готовятся статьи по изучению нами вирусологических свойств, где мы также расскажем о том, что наши сыворотки привитых людей — они нейтрализуют и британский штамм. Сейчас нами запланирован такой же цикл работ с южноафриканским штаммом. Мы надеемся, что покажем и там эти эффекты. Мы постоянно мониторим, что наша вакцина эффективна против разных штаммов. Мы проводим этот мониторинг, секвенируя последовательности коронавируса, который циркулирует в Российской Федерации, наряду с другими институтами Роспотребнадзора. То есть ведётся непрерывный мониторинг, какие вирусы циркулируют на нашей территории. И анализируем международные базы данных. В настоящее время ни одна мутация не попала в выбранные нами пептиды. У нас нет оснований считать, что вакцина не работает, неэффективна. Потому что все экспериментальные данные, которые у нас есть, говорят о том, что она работает хорошо.

— Расскажите про условия хранения и транспортировки. Если даже брать западные — Pfizer, Moderna — вакцины, это довольно дорогостоящие препараты по сравнению с тем же «Спутником». Как у вас с этим дела обстоят?

— Вакцина хранится и транспортируется при + 2…+8 °С, то есть в обычном холодильнике её можно хранить. Это позволяет использовать существующие логистические цепочки и делает вакцину доступной, в том числе в отдалённых населённых пунктах, куда сложно возить её при транспортировке на -20 °С или на -70 °С, как у некоторых имеющихся на Западе вакцин.

— А что сейчас с производством вакцины? На какую цифру вы вышли и стремитесь выйти? Я читал комментарии вашего центра (ещё от февраля), что вы стремились выйти к концу марта или апреля на производство 1,5 млн доз. Насколько я понимаю, сейчас пока этого не произошло. Какие цели вы перед собой ставите?

— В настоящее время это величина порядка 800 тыс. доз. Из них уже около 200 тыс. вышло в гражданский оборот. В апреле эта величина будет 1,5 млн доз, в мае — 3 млн. И 5 млн к середине года ежемесячно. Безусловно, достигнуть таких объёмов нам помогают наши индустриальные партнёры.

globallookpress.com / © Alexander Zemlianichenko Jr/Xinhua

— Скажите, зарубежные страны уже проявили интерес именно к «ЭпиВакКороне»?

— Спрос на «ЭпиВакКорону» есть. Во всяком случае, нам приходило несколько десятков писем, запросов, предложений.

— Тогда расскажите про процедуру вакцинации. Чем она отличается или, наоборот, похожа на другие вакцины? Какие противопоказания есть? Опять же, она довольно безопасна, но всё равно: кому её стоит делать в первую очередь и как это всё будет происходить?

— Начну с конца — кому её стоит делать в первую очередь. Все вакцины, зарегистрированные в Российской Федерации, соответствуют всем требованиям. Они все хорошие. Поэтому у человека не должно стоять выбора, какую вакцину ему ставить. Люди же прививаются против гриппа. Человек приходит и говорит: мне прививку, я хочу привиться от гриппа. Он же не спрашивает, какая вакцина — тривалентная, тетравалентная…

— Как правило, спрашивают, наша или зарубежная…

— И наши, и зарубежные производятся в разных технологических условиях. Они могут быть тривалентные, они могут быть тетравалентные. Но все вакцины против гриппа соответствуют определённым требованиям. Вакцины и штаммы используются одинаковые, рекомендованные ВОЗ. То же самое должно происходить с вакциной против коронавируса. Человек приходит, получает прививку и уходит.

— Куда сейчас вы уже смогли поставить первые дозы «ЭпиВакКороны»?

— Первые дозы «ЭпиВакКороны» в гражданский оборот поставлялись нами в прошлом году в широкий ряд регионов, но прежде всего — в труднодоступные регионы, куда было сложно транспортировать вакцину, хранящуюся при отрицательным температурах.

— Сколько уколов требует вакцина? Будет ли отличаться первый укол от второго, как у «Спутника», или это два одинаковых укола, как у прививки от центра Чумакова? Человек пришёл, поставил себе первый укол, сколько ему нужно подождать до второго? Что ему ждать от второго укола? Может быть, после второго какие-то ещё побочные эффекты возникнут?

— Наша вакцина однокомпонентная. Она вводится двумя инъекциями с интервалом в 21 день. Но оба укола, обе прививки — они одинаковые. Иммунитет формируется ориентировочно через 21 день после второй прививки — через 42 дня после первой вакцинации. На протяжении этого времени человек, безусловно, должен быть очень осторожным, чтобы не заболеть, он ещё не защищён.

— Что происходит, если человек поставил себе первый укол и потом заболел? Иммунная система как-то ослабляется первым уколом?

— Пока, конечно, мы не можем утверждать это, потому что мало прошло наблюдений, но сейчас нет оснований так считать.

— Знаю очень много людей, которые боятся вообще любой вакцины от COVID-19. Вплоть до того, что вакцины вызывают бесплодие у мужчин и так далее — то, что уже было давно опровергнуто Минздравом. Что бы вы могли сказать людям, которые боятся прививаться?

— Я бы сказала, что прививки вообще — это очень важно. Человечество просто отвыкло от того, что бывают глобальные серьёзные эпидемии. А ведь ещё буквально полвека назад такие проблемы перед человечеством стояли. Например, у нас 40 лет назад была очень значимая дата: чуть больше чем 40 лет назад ВОЗ объявила о ликвидации вируса натуральной оспы на Земле. Это, безусловно, очень важная победа всех стран. И была достигнута она как раз благодаря вакцинации. А Советский Союз был инициатором этой программы. Такое опасное заболевание, с такой высокой летальностью, так тяжело протекающее, было полностью искоренено. Так что теперь не требуется и вакцину ставить. Уже с 1980 года дети не прививаются от натуральной оспы.

— А с коронавирусом что будет? Сейчас мы на заре, по сути дела, появления прививок от COVID-19. Мы его так же, как оспу, победим или он больше спустится в нишу гриппа и будет существовать как что-то сезонное?

— Я думаю, есть большая вероятность, что COVID-19 будет существовать как сезонная инфекция и прививка от него будет ежегодной, регулярной.

Материал представлен russian.rt.com

Поделиться ссылкой:

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x